Вопросы наследования в праве иностранных государств
23.02.2018 768 0.0/0 admin Наследование

Наследственное законодательство согласно ранее принятой терминологии капиталистическими странами континентальной Европы разделяется на романскую и германскую ветви. К романской системе относят в первую очередь наследственное право Франции, которое оказало непосредственное влияние на законотворческий процесс в Италии, Бельгии и некоторых других, в том числе неевропейских, странах (преимущественно бывших латиноамериканских и африканских колоний). Германскую правовую ветвь возглавляет право Федеративной республики Германия, которое сохранило обычаи, действовавшие до рецепции в области наследования. Кроме того, современное сравнительное правоведение знает и другой подход к разграничению правовых систем и выделяет континентальную и англосаксонскую систему права. К первой традиционно отнесены страны континентальной Европы (Германия, Италия Швейцария, Польша и др.), а ко второй — Англия и США, использующие в своем арсенале судебные прецеденты и своды законов.

Источники наследственного права государств
дальнего зарубежья и стран СНГ

Нормативные институты современного наследственного права в развитых правовых системах, в частности в Англии, Франции, Германии, США, формировались не одно столетие. Этим объясняются фундаментальные основы нормативной базы, которые мало поддаются изменениям, несмотря на постоянное обновление общественной жизни. Стабильность нормативных актов отражает силу правовой традиции, сформированной за счет использования обширной судебной практики, тщательного доктринального анализа.
Нужно отметить, что потребности общества неоднократно приводили к отторжению или возникновению многочисленных правовых механизмов регулирования наследственных отношений. Такая стремительная эволюция, как правило, в рамках перехода от одной общественно-экономической формации к другой подчас захватывала все отрасли законодательства.
Естественный отбор правовых конструкций, наиболее приемлемых в современных условиях, является особо актуальным, а в рамках сравнительно-правового материала позволяет сопоставить юридическую практику различных стран с российским опытом регулирования наследственных правоотношений, оценить достоинства и недостатки как отечественной, так и зарубежной правовой доктрины. Наиболее это важно и для законодателя при проведении ревизии действующих правовых конструкций. Такая деятельность должна быть регулярной, поскольку правотворчество — постоянный процесс.
В начале 1990-х распад СССР значительным образом повлиял на формирование законодательства вновь образованных независимых государств. При этом наследственное законодательство СССР много лет служило правовым ориентиром для правотворческой деятельности сопредельных союзных республик. На постсоветском пространстве наблюдается рецепция кодифицирования норм о наследовании. Среди наиболее значительных в этой области явлений, которые могли бы считаться вполне отражающими тенденции континентальной системы права на современном этапе развития, следует назвать Гражданский кодекс Грузии (принят 26 июня 1997 г.), Гражданский кодекс Республики Литва (принят 18 июля 2000 г.), Гражданский кодекс Республики Молдова (принят 6 июня 2002 г.) и Гражданский кодекс Украины (принят 16 января 2003 г.). Только одна бывшая советская республика — Эстония — отказалась от кодификации наследственного права (равно как и гражданского права в целом), приняв 15 мая 1996 г. Закон «О наследовании», который во многом заимствовал правила о наследовании Германского гражданского кодекса (уложения), где категории наследников и очередность их призвания к наследованию устанавливаются по парантеллам. В свою очередь, Латвия вообще отказалась от постсоветской кодификации гражданского права, восстановив с 1 сентября 1992 г. Гражданский закон Латвийской Республики 1937 г.
Процесс подготовки законодательных актов указанных государств занял значительный период времени и ставил перед собой задачу учесть в нормативной базе вновь формируемые социальные устои и социально-экономические отношения, адаптированные под ход общественного развития. В итоге каждый из обозначенных нормативных документов определил содержание правового регулирования, выработанного в ходе многолетней правоприменительной практики, отвечающего потребностям развития общества в современных условиях.
Тенденции, которые можно обнаружить во вновь принятых кодифицированных законах стран СНГ и Балтии, отражают новые направления развития наследственного права. Суть наметившихся изменений, как правило, обозначает увеличение круга наследников по закону, расширение завещательной свободы, введение дополнительных оснований призвания к наследованию — наследственного договора, качественное и количественное увеличение наследственной массы и т.д.
Следует провести определенный сопоставительный анализ развитых правопорядков в сфере наследования, которые имеют (или могут иметь) существенное влияние и на развитие отечественного наследственного права.

Открытие наследства

Существующие в иностранных правопорядках правила призвания к наследованию в значительной степени отличаются от установленных в России.
В сложившихся условиях нормативной практики, как правило, нотариус получает сообщение об открывшемся наследстве от кого-либо из наследников, явившихся к нему с целью подачи заявления о принятии наследства. Узнать о месте работы или жительства других наследников он может, скорее всего, со слов этих же наследников либо из представленных ими документов. Практика сложилась таким неблагоприятным для «отсутствующих» наследников образом, что нотариусы нередко не извещают их об открывшемся наследстве, не выясняют их местонахождение, считая, что заинтересованные в получении наследства наследники самостоятельно должны явиться в нотариальную контору по месту открытия наследства. Таким образом, подобная практика исходит из презумпции наличия у наследника сведений (информации) об открывшемся наследстве. И если последний не выразил желание заявить о себе как о наследнике, то считается, что он надлежащим образом уведомлен о своих наследственных правах. Правда, в этом случае рождается другая презумпция — такими конклюдентными действиями наследник фактически выражает свой отказ от принятия наследства. С этим вряд ли можно согласиться, поскольку наследник может быть не информирован об открывшемся наследстве.
В свою очередь, достаточным в рамках обязанности по уведомлению наследников умершего лица об открытии наследства считалось размещение информации об этом в печатном издании, причем извещение наследников об открытии наследства путем помещения публикации об этом в соответствующем средстве массовой информации успешно производилось в дореволюционной России. Сейчас такое извещение осуществляется в некоторых зарубежных странах (Швейцарии, Чехии, Грузии).
При открытии наследства особо разрешается вопрос относительно определения понятий «место нахождения имущества» и «место жительства наследодателя».
В результате обращения к разным правовым системам такие понятия, как «место жительства», «движимое и недвижимое имущество», «вещные права» не могут избежать различного толкования. Например, в Республике Венесуэла понятие «место жительства» обладает в принципе теми же правовыми характеристиками, что и в Российской Федерации (Закон Венесуэлы 1998 г. «О международном частном праве»). Напротив, по законодательству Швейцарской Конфедерации лицо может быть признано проживающим в Швейцарии лишь в том случае, если оно пребывает на ее территории в течение определенного срока либо осуществляет там производственную и коммерческую деятельность (Закон 1987 г. «О международном частном праве»).

Время открытия наследства

Время открытия наследства — начальный элемент в развитии наследственного правоотношения. Практика иностранных государств различным образом определяет наступление этого момента. В России смерть считается не наступившей, пока жизнедеятельность организма поддерживается техническими средствами (например, аппаратом искусственного дыхания). Таким же образом определяется статус субъектов, подвергшихся воздействию низких температур ( «замораживанию») с целью возможного в будущем исцеления от неизлечимых ныне заболеваний. Такой субъект не может считаться умершим, следовательно, наследство не открывается.
В свою очередь, в американском праве понятие смерти содержится в § 1 — 107 Единообразного наследственного кодекса (Uniform Probate Code; далее — ЕНК) и основано на Единообразном законе об определении смерти (Uniform Determination of Death Act): она наступает в момент бесповоротного прекращения кровообращения, дыхания или всех функций мозга. Поскольку не доказано иное, доказательством момента смерти являются данные свидетельства о смерти.
При кажущейся схожести американских норм с российскими между ними есть различие: по прецедентному праву США человек считается живым до тех пор, пока функционирует хоть один из трех указанных элементов организма: например, мозг уже мертв, а сердце еще работает.

Совершение завещания

Свобода завещания, как известно, выступает основным принципом наследственного права для законодательства любого государства. Российский законодатель также использовал этот принцип, отдав приоритет над законной очередностью призвания к наследованию последней воле умершего.
Между тем в российском наследственном праве к совершению завещания применяются правила о сделке, что требует наличия у лица, ее осуществляющего, необходимых полномочий, т.е. правосубъектности, которая в полном объеме возникает при достижении таким лицам 18-летнего возраста.
Если обратиться к зарубежному опыту, то в Испании завещание может составить любое лицо, достигшее 14 лет, в Словении и Черногории — 15, во Франции, ФРГ, Сербии и Хорватии — 16, в Швейцарии — 18 лет. Определение возраста зависит от исторических законодательных традиций, развития культуры и иных факторов (этнических, географических) той или иной страны. Что касается ограниченно дееспособных граждан, которые признаны таковыми вследствие злоупотребления спиртными напитками и наркотическими средствами (ст. 30 ГК РФ), то из смысла приведенной нормы можно вывести невозможность составления завещания указанными лицами.
Различные подходы существуют и в порядке совершения завещаний.
Необходимо также учитывать соблюдение коллизионных норм, действующих в том или ином правопорядке. Например, такая коллизионная привязка, как применение закона «места жительства завещателя» вполне может привести к тому, что и российский гражданин будет вынужден подчинить свое завещание той форме, которая воспринята иностранным государством.
По правилам французского законодательства совершение завещания требует услуг не одного, а сразу двух нотариусов (либо одного нотариуса, но двух свидетелей).
В свою очередь, швейцарское законодательство вообще исключает нотариуса из круга участников наследственных правоотношений. Его функции исполняет должностное лицо — служащий судебного или административного органа. Присутствие свидетелей по-прежнему обязательно (ст. 86 швейцарского Закона 1987 г. «О международном частном праве»). Законодательство Германии, напротив, практически не обращается к статусу свидетеля как одного из непосредственных участников правоотношений по наследованию (§ 2064 ГГУ).

Завещательный отказ

Завещательный отказ (легат) распространен во многих странах, в частности в Испании, ФРГ, Франции, Венгрии. Кроме того, гражданское законодательство зарубежных стран предусматривает и другие виды завещательных распоряжений. Например, статьи 655 — 659 ГК Венгрии содержат такие неизвестные российскому законодателю виды распоряжений, как договор о наследовании и дарении на случай смерти, договор в отношении ожидаемого наследства. По договору о наследовании наследодатель обязуется назначить договаривающуюся с ним сторону своим наследником за предоставление содержания или внесение пожизненных периодических платежей. Дарение на случай смерти может быть совершено только в отношении той части наследства, которая при наличии завещания была бы признана предметом завещательного отказа. Право заключения договора в отношении ожидаемого наследства венгерским законодательством предоставлено исключительно потомкам наследодателя.
Аналогичный институт содержит наследственное право КНР, правда, в весьма специфическом преломлении. Наследственное законодательство КНР рассматривает завещательный дар как договор, который касается содержания наследодателя при жизни (ст. 5 Закона о наследовании). Гражданин может заключить с опекуном (попечителем) соглашение о завещательном даре за опеку (попечительство), в соответствии с которым опекун берет на себя обязательства по обеспечению гражданина при жизни и по организации его похорон и приобретает право получения завещательного дара. Подобный договор может быть заключен также с организацией (ст. 31 Закона о наследовании). Такой же практики придерживаются и некоторые страны англосаксонской системы права.

Имущество, ограниченное в наследственном обороте

Наследование ограниченно оборотоспособных вещей в России относится к элементам правил наследования особых видов имущества. Определение состава имущества, которое не может входить в состав наследства, лежит в плоскости норм об имуществе, изъятом из оборота. Более «мягкие» условия в реализации права на переход имущества закреплены в отношении ограниченно оборотоспособных вещий. В этом смысле диаметрально противоположным пониманием наследования отдельных видов имущества отличается право США. Общим, однако, для обеих стран, имеющих различные правовые системы, является отражение такого имущества в законодательстве.
Как правило, наследственные законы США и России предусматривают имущество, к которому неприменимы нормы о наследовании, и порядок его посмертного перехода определяется иными нормами. Причем практика США, в отличие от России, характеризуется традиционно широким перечнем такого имущества. Нужно тем не менее отметить, что в отечественной наследственной практике постепенно наблюдается сокращение перечня такого имущества, что следует признать правильным и соответствующим духу римского права с его принципом универсальности, а не партикулярности наследования и единства права собственности, а не его расщепления.
В США отграничить наследственное имущество можно и методом исключения всех непробационных активов (nonprobate assets) — имущества и прав, к которым неприменимы нормы о наследовании и которые не могут быть предметом распределения управляющим.
Впрочем, даже границы институтов, присутствующих в обеих системах права, часто не совпадают: состав пробационного имущества в США намного уже наследственной массы в России. Другой крайностью является широта института усыновления (adoption), значительно выходящего за рамки своей сущности и назначения.
Российская правовая доктрина и современная нормативная база без внимания оставили вопрос о праве принадлежности субъектам наследственного имущества. Как известно, имущество может принадлежать гражданам не только на праве собственности, но и на ином вещном праве. В последнем случае можно говорить, например, о праве пожизненного (наследуемого) владения, которое было весьма распространено в советский период при предоставлении гражданам земельных участков для ведения подсобного хозяйства.
Необходимо отметить, что такой дефект законодательства можно обнаружить не только в российском наследственном законе. В законодательстве многих зарубежных стран (Германии, Франции, Квебека, Израиля, Латвии, Украины) также не говорится о праве, приобретаемом наследником, на имущество, входящее в состав наследства, а в ГК Республики Казахстан хотя и говорится, что наследник приобретает право на причитающееся ему наследство, но не определено, какое именно это право (ст. 1072). Только в ГК Грузии определено, что принятое наследство считается собственностью наследника со дня открытия наследства (ст. 1433).
Вероятно, в гражданском законодательстве должен быть отражен правовой режим принадлежности имущества, переходящего в порядке наследования. Нелишним является и четкое закрепление норм о том, какие права (в том числе и вещные) могут переходить по наследству.

Очередность наследования и недостойные наследники

Очередность наследования является «краеугольным камнем» наследственного права любого государства, и редко вопрос о порядке призвания к наследованию решается типовым образом: огромное влияние оказывают традиции, общественное сознание и социально-экономические устои.
В соответствии с Законом Болгарии о наследовании от 29 января 1949 г. наследники по закону распределены в четыре очереди. В первую очередь наследуют дети, в том числе усыновленные, а при их отсутствии — их нисходящие потомки по праву представления. В третью очередь к наследованию имущества умершего призываются братья и сестры либо их нисходящие по праву представления. В четвертой очереди, когда наследуют родственники по боковой линии, право представления уже не действует, поэтому, например, внучатые племянники (племянницы) — дети умерших двоюродных братьев (сестер) не наследуют с находящимися в живых своими дядями и тетями — двоюродными братьями (сестрами) наследодателя.
Законодательство других стран бывшего социалистического лагеря в целом повторяет данную наследственную систему за исключением некоторых следующих особенностей.
В соответствии с нормами § 608 разд. IV Закона Венгрии 1959 г. «О Гражданском кодексе Венгерской Республики» (в редакции 1977 г.) во вторую очередь наследуют родители умершего, а если родители отсутствуют — дед и бабушка наследодателя, в случае смерти которых к наследованию по праву представления призываются их нисходящие, то есть дяди и тети наследодателя, а при их отсутствии двоюродные братья и сестры и т.д. Согласно § 602 ГК Венгрии недостойными наследниками признаются лица, посягавшие на жизнь наследодателя или совершившие противоправные действия, направленные против кого-либо из наследников по закону.
В соответствии с нормами Гражданского кодекса Польши 1964 г. к наследованию не могут быть призваны лица из числа наследников по закону, которые судом признаны недостойными быть наследниками. Согласно статье 928 ГК Польши недостойным признается наследник:
— совершивший умышленное тяжкое преступление против наследодателя;
— обманом или угрозой заставивший наследодателя составить, отменить или изменить завещание;
— скрывший, уничтоживший или подделавший завещание (включая случаи, когда подделка завещания была осуществлена третьим лицом).
Недостойный наследник исключается из наследования, как если бы не дожил до открытия наследства.
Наследственное право Чехии (Гражданский кодекс 1963 г. в редакции 1992 г.) к недостойным наследникам относит лиц, умышленно совершивших уголовно наказуемое деяние по отношению к наследодателю, его супругу, детям или родителям либо совершивших предосудительные действия по отношению к последней воле наследодателя. Данное лицо может наследовать, если наследодатель простит ему это деяние.
Напротив, наследственное право Сербии, Черногории, Хорватии, Словении и других республик бывшей Югославии существенно ограничивает круг лиц, которые не могут наследовать. Так, переживший супруг может быть исключен из числа наследников по закону в следующих случаях:
— если наследодатель подал заявление с требованием о расторжении брака, а после его смерти были установлены в судебном порядке серьезные причины стойкого распада совместной жизни;
— если суд вынесет решение о недействительности брака по причинам и обстоятельствам, которые были известны пережившему супругу в момент заключения брака;
— если совместная жизнь с наследодателем была прекращена в течение длительного периода времени на основании виновного поведения пережившего супруга или по взаимному соглашению с наследодателем (ст. 22 Закона о наследовании Сербии, ст. 27 Закона о наследовании Хорватии).
Во Франции в основу наследования по закону положено разделение кровных родственников наследодателя на группы, называемые разрядами (ordres), причем близость родства определяется числом рождений, каждое из которых называется степенью (degre). Последовательность степеней образует линию (ligne). Линии называют прямыми (нисходящими и восходящими), в которые объединяются лица, происходящие одни от других, и боковыми, в которые входят лица, не происходящие одни от других, но происходящие от общего предка. К первому разряду относятся дети наследодателя и их нисходящие; ко второму — родители наследодателя, его братья и сестры и нисходящие этих последних; к третьему — восходящие наследодателя, кроме его родителей; к четвертому — боковые родственники наследодателя до шестой степени родства включительно, кроме его братьев и сестер и их нисходящих (ст. ст. 734, 745 ФГК). Наличие родственников предыдущего разряда устраняет от наследства последующие разряды.
Гражданский кодекс Республики Литва от 18 июля 2000 г. устанавливает, что в равных долях наследуют в первую очередь — дети, в том числе усыновленные и рожденные после смерти наследодателя; во вторую очередь — родители и внуки; в третью — бабушка и дедушка со стороны отца и матери, а также правнуки; в четвертую — братья и сестры, прабабушка и прадедушка со стороны отца и матери; в пятую — дети братьев и сестер (племянники и племянницы), братья и сестры родителей (дяди и тети); в шестую — дети братьев и сестер родителей, т.е. двоюродные братья и сестры (ст. 5.11 ГК Республики Литва). Внуки имеют право наследования в первую очередь по праву представления детей наследодателя, а правнуки — во вторую очередь по праву представления внуков наследодателя (ст. 5.12 ГК Республики Литва). Супруг не назван наследником, однако, как и в Латвии и Эстонии, он имеет право наследования супружеской доли. Так, согласно статье 5.13 переживший супруг имеет право наследовать вместе с наследниками первой очереди одну четверть наследства, если наследников трое кроме него, если же их больше трех, то он наследует в равных долях с другими наследниками. Если супруг наследует вместе с наследниками второй очереди, то он имеет право на половину из наследства, если же наследников первой и второй очереди нет, то супруг должен унаследовать наследство целиком (ст. 5.13 ГК Республики Литва). Однако предметы домашнего обихода и обстановки переходят по наследству независимо от очереди и доли в наследстве к тем наследникам по закону, которые проживали вместе с наследодателем по крайней мере один год перед его смертью (ст. 5.14 ГК Республики Литва). Литовский наследственный закон выбрал очень интересный подход, заключающийся в том, что предметы домашнего обихода и обстановки переходят только к наследникам независимо от очереди и не входят в наследственную массу, но к такому переходу применяются правила о наследовании, поскольку иное прямо не указано.
Надо сказать, что традиции российского наследственного права строятся на безусловном признании наличия родственных связей между родителями и детьми и другими близкими родственниками независимо от их фактических отношений.
Это является, как нередко отмечается в литературе, одной из особенностей российского наследственного права. В конечном счете такой нормативный подход отражает большую, чем в странах Запада, близость отношений между людьми.
Примечательно, что во многих национальных законодательствах родители умершего не включаются в первый разряд (очередь, класс, парантеллу) наследников (ст. 734 ФГК; § 1925 ГГУ; ст. 458 ШГК; ст. 889 ЯГК; ст. 6 болгарского Закона о наследовании; ст. 931 ГК Польши). В частности, в Англии родители наследодателя также не относятся к числу ближайших родственников: при наличии пережившего супруга и детей умершего родители вообще не призываются к наследованию, а если детей нет, то права родителей на имущество зависят от его стоимости. При отсутствии пережившего супруга родители умершего наследуют во вторую очередь. Сходным образом регламентируются наследственные права родителей умершего наследодателя и в США.

Соотношение наследственных прав родственников

Интересный пример соотношения наследственных прав содержит законодательство Франции. При переходе наследственного имущества к восходящим или к боковым родственникам оно делится на две равные части, этот институт носит название правило «о трещине» (fente). Половина поступает к родственникам по отцовской линии, а половина — по материнской. В этом случае имеются как бы два наследства: часть, причитающаяся каждой линии, распределяется по общим правилам независимо от того, как распределяется наследство в другой линии. Может, в частности, случиться, что в одной линии будут наследовать лица одной очереди (например, восходящие), а во второй — другой (например, боковые родственники).
Следует отметить, что ни в Германии, ни во Франции отчим и мачеха, а также фактические воспитатели наследодателя, пасынки, падчерицы и фактические воспитанники, если они не были усыновлены наследодателем в установленном законом порядке, не являются наследниками по закону.
Что касается Англии, то если нет пережившего супруга и нисходящих, наследником следующего класса являются родители, причем приемные родители приравниваются к родным, они получают наследство в полную собственность в равных долях. Если у наследодателя остался лишь один из родителей, он получает все наследство в полную собственность (в Англии нет разделения наследства на материнскую и отцовскую линию).
Таким образом, можно сделать вывод, что различием при наследовании по очередям во Франции и России, классам в Англии и парантеллам в Германии (при общем правиле, что наследники предыдущей очереди, класса или парантеллы отстраняют от наследования наследников последующих очередей) является само несовпадение по составу очередей в Российской Федерации, Франции, Германии и Англии. Так, в Англии родители наследодателя отстраняют от наследования его братьев и сестер, во Франции и Германии они являются наследниками одной очереди. Кроме этого, родители (братья, сестры наследодателя — Франция, Германия) в рассмотренных странах являются наследниками второй очереди (за исключением России, где родители являются наследниками первой очереди, что, видимо, отражает традиционно большую, чем в Западной Европе, близость отношений между детьми и родителями).

Подназначение наследника (субституция)

Подназначение наследников как институт наследственного права свойствен не только для права Российской Федерации, но и для законодательства зарубежных стран. Однако в последнем случае можно наблюдать некоторые особенности, в первую очередь в механизме и сущности его реализации. Причем обнаружить можно и некоторые разновидности субституции в действующих правилах о подназначении наследника. Например, французский законодатель запретил субституцию в общем порядке (ст. 896 ФГК), но в то же время установил, что при совершении завещания в пользу детей, братьев и сестер завещатель вправе возложить на них обязанность передать наследственное имущество своим детям — внукам и племянникам завещателя. Для обеспечения исполнения этого распоряжения могут быть применены такие меры, как опись имущества или учреждение управления и проч. (ст. ст. 1048 — 1074 ФГК).
Германское право допускает как обычную субституцию (§ 2096 ГГУ), так и назначение «последующего наследника», к которому имущество перейдет после смерти основного наследника или в течение определенного в завещании срока, который не может быть более 30 лет (§ 2100 — 2146 ГГУ). Сходные правила содержатся и в ШГК, который предусматривает не только обычную субституцию на случай смерти основного наследника или его отказа от наследства (ст. 487), но и обязанность наследника передать имущество третьему лицу (ст. 488). Болгарское право разрешает только ординарную субституцию (ст. 21 Закона о наследовании).
Подобные конструкции отражают специфическое видение «объема» перехода наследственной массы в рамках наследственных правоотношений.

Обязательная доля в наследстве

Правила об обязательной доле в наследстве в практике иностранных государств нашли различное отражение в законодательстве. Российский опыт, как было показано выше, хотя и воспринимает приоритет завещания как основания наследования, но также предлагает заменять волю наследодателя в случаях, когда тот не оставил последнего волеизъявления на случай своей смерти.
Наследственная доктрина некоторых государств возводит завещание как способ распоряжения наследством в единый абсолют. В этом случае имущество, не включенное в завещание, распределяется между оставшимися наследниками. Нормативное конструирование соответствующих правовых предписаний определяется несколькими подходами, которые присутствуют в ряде стран.
При этом как таковая обязательная доля, которая в российском наследственном праве имеет сугубо социально-обеспечительные корни, не поддерживается иностранным законодателем. В частности, во Франции, Швейцарии, Болгарии наследственное имущество разделяется на две части. Выделяются так называемые свободная доля и резерв. Наследодатель может распорядиться посредством завещания свободной долей. Другая часть — резерв переходит к членам семьи наследователя. В последнем случае в зависимости от близости члена семьи к наследователю наследник получает в определенной пропорции незавещанное имущество. Размер резерва зависит от числа присутствующих на момент открытия наследства обязательных наследников, а также от того, к какой категории лиц они относятся.
К числу лиц, имеющих право на обязательную долю в наследстве, относятся прежде всего дети наследодателя и его переживший супруг, при этом первым отдается безусловный приоритет (ст. ст. 913 — 916 ФГК; ст. 471 ШГК; ст. ст. 28 и 29 болгарского Закона о наследовании).
Для Франции характерно, что все наследники, принадлежащие к классу нисходящих (дети, усыновленные, внуки и т.д.), пользуются правом на резерв. Размер резерва составляет половину наследства, если наследодатель оставил одного законнорожденного ребенка, две трети — если осталось двое детей, и три четверти — если детей трое и более.
Интересным является тот факт, что переживший супруг во Франции права на резерв не имеет и потому может быть полностью лишен наследства. Для внебрачного ребенка, наследующего после своих отца или матери наряду с законнорожденными детьми, размер резерва составляет половину того, что причиталось бы ему, если бы он был законнорожденным. Если же он наследует наряду с братьями и сестрами наследодателя или с их нисходящими, размер повышается до трех четвертей. Восходящие наследники также имеют право на резерв при условии, что они призваны к наследованию по закону. Размер резерва составляет четверть наследства для каждой линии, отцовской и материнской.
Вторая система определения обязательной доли, принятая, в частности, в Германии и России, основана на том, что обязательные наследники вправе требовать от наследников по завещанию выплаты стоимости части доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону (ст. 1149 ГК РФ, § 2303 ГГУ).
Правом на обязательную долю в Германии обладают нисходящие родственники, родители и супруг, исключенные из числа наследников завещательным распоряжением или в том случае, если их доля по завещанию меньше, чем половина их законной доли (§ 2303 — 2305 ГГУ), получающие при этом половину той доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону. При этом в обязательную долю засчитывается все, что наследник, имеющий право на такую долю, получает из наследства по какому-либо основанию, в том числе стоимость установленного в пользу такого наследника завещательного отказа.
Согласно положениям французского законодательства (ст. 913 ФГК), безвозмездные предоставления имущества, производимые посредством сделок между живыми и посредством завещания, не могут быть больше половины имущества, которое принадлежит лицу, делающему распоряжение, если оно оставляет после своей смерти одного ребенка; трети — если оно оставляет двух детей; четверти — если оно оставляет трех или более детей. В статье 914 ФГК установлено, что безвозмездные предоставления, производимые посредством сделок между живыми или посредством завещаний, не могут быть больше половины имущества, если за отсутствием детей умерший оставил одного или нескольких восходящих в каждой из линий — отцовской и материнской; трех четвертей имущества — если он оставил восходящих лишь в одной линии.
Регулирование обязательной доли в наследственном праве России в некоторых случаях созвучно с конструированием этого правового института и в других странах.
Например, согласно статье 1149 ГК РФ размер обязательной доли уменьшился до одной второй доли, которая причиталась бы обязательным наследникам при наследовании по закону. Аналогичное правило закреплено в ГК Венгрии 1959 г. В Гражданском кодексе Швейцарии с изменениями от 1984 г. обязательная доля составляет одну вторую только в отношении родителей и пережившего супруга наследодателя, в отношении же наследников по нисходящей линии (детей) такая доля равна трем четвертям.

Свидетельство о праве на наследство

Свидетельство о праве на наследство в российской юридической практике не является правоустанавливающим документом, а лишь подтверждает, наряду с другими документами наследников, права на наследство и в большей степени является доказательством принятия наследства в объеме, указанном в свидетельстве перед третьими лицами.
Некоторые черты, свойственные российскому дореволюционному наследственному праву, отмечаются также и в ныне действующем законодательстве ряда зарубежных государств. Так, в соответствии с § 2353 ГГУ по заявлению наследника суд по наследственным делам выдает ему свидетельство о его правах на наследство, а если он призывается к наследованию только в части, то о размерах его наследственной доли. При этом перед выдачей свидетельства суд устанавливает ряд фактов, доказывающих права наследника (§ 2354 ГГУ), но не определяет состав и место нахождения конкретного наследственного имущества. Поэтому свидетельство о праве наследования в Германии также не подтверждает право наследника на определенные виды имущества, а лишь устанавливает, что права на все наследство в целом либо определенная доля наследства признаются принадлежащими конкретному наследнику.

Выморочное имущество

Природа права на выморочное имущество имеет различные основания в зависимости от традиции рецепции имущественных прав. Следует отметить, что российская доктрина исходит из признания права на принятие выморочного имущества как обязательства и в качестве самостоятельного основания наследования. В отличие от правового опыта России зарубежная правовая доктрина исходит из двух традиционных подходов в судьбе способов приобретения прав на выморочное имущество.
Так, по законодательству Германии (§ 1936 ГГУ), Швейцарии (ст. 466 ШГК), Италии, Испании приобретение государством выморочного имущества рассматривается как наследование. В этом случае наследование определяется как производный способ приобретения права собственности в порядке универсального правопреемства.
Англосаксонские правовые начала исходят из предположения отсутствия в прошлом на соответствующее имущество прав каких бы то ни было лиц. Иначе говоря, по такой логике выморочное имущество не обременялось правами третьих лиц. Данный подход воспринят, в частности, во Франции (ст. ст. 539, 768 ФГК), Англии, США (титул 78 Единообразного закона о распоряжении невостребованным имуществом США), где государство приобретает выморочное имущество как бесхозяйное без каких-либо обременений, что является первоначальным способом приобретения права собственности.
Вообще в странах с англосаксонской системой права воспринята концепция, согласно которой государство является обладателем «конечного титула собственности» на любое имущество (особенно недвижимое). И если после своей смерти собственник не оставил ни завещания, ни наследников по закону, происходит своего рода возврат имущества государству.
Наличие таких нормативных диспропорций объясняется принципиальными отличиями в наследственном праве стран Западной Европы и праве Англии и США.

Наследование предприятий

Наследование предприятий как в российском, так и в иностранном правопорядке регулируется по схожей схеме. Причем иностранный законодатель в некоторых случаях отходит от определяющего предприятие имущественного режима как имущественного комплекса, что, в частности, проявляется в возможности изменять состав предприятия вплоть до полного его «уничтожения» (при продаже имущественного комплекса по частям). Поэтому в сегодняшнем отношении законодателей иностранных государств к разделам наследуемых предприятий прослеживается стремление примирить два противоречия: с одной стороны, раздел предприятия уменьшает его стоимость и невыгоден не только наследникам, но и обществу в целом; с другой стороны, невозможно как запретить наследнику раздел наследственного имущества, так и передать наследственное имущество в монопольное владение лишь определенной части наследников. Потому, например, Гражданский кодекс Японии содержит возможность ограничения свободы раздела наследственного имущества как завещанием, так и судом (ст. ст. 907 — 908 ГК Японии), однако срок такого ограничения не может превышать пяти лет. При этом завещанием может быть предусмотрен способ такого раздела
Различным образом в законодательстве зарубежных стран регулируется вопрос об ответственности наследников, вступающих в коммерческую организацию на место наследодателя. Так, в Германии наследник полного товарища, вступивший в товарищество, несет ответственность наравне с другими участниками по обязательствам товарищества, возникшим до его вступления (§ 128 — 130 Торгового уложения Германии). Исключение составляет случай, когда наследник, вступая в товарищество, оговорит, что ему при сохранении прежней доли прибыли будет предоставлено положение лица, не несущего личную ответственность (т.е. права коммандитиста) (§ 139 Торгового уложения). В такой ситуации полное товарищество превращается, по существу, в коммандитное. По-разному в законодательстве западных стран решается общий вопрос о переходе от прежнего владельца предприятия к новому владельцу (покупателю, наследнику) требований и долгов, связанных с деятельностью предприятия. По праву ФРГ, Нидерландов, Швейцарии и Италии они, при наличии определенных условий, передаются от прежнего владельца предприятия к новому владельцу. Французский и американский опыт определяет, что продажа торгового фонда или комплексное отчуждение не влечет за собой переход этих прав и долгов к покупателю.

Исполнение завещания

Особая система охраны наследственного имущества установлена в странах общего права. После открытия наследства наследственное имущество переходит не непосредственно к наследникам, а к особому лицу — личному представителю наследодателя. Таким образом, закон исходит из приоритета обеспечения сохранности имущества завещателя. В зависимости от того, указан личный представитель непосредственно в завещании или назначен судом, он именуется соответственно исполнителем завещания (executor of the will) или администратором (administrator). Завещатель вправе выбрать в качестве исполнителя любое лицо или корпорацию, профессионально занимающуюся управлением имуществом.
В законодательстве стран континентальной правовой системы, включая наследственное право России, отсутствует жесткое требование относительно перехода имущества к администратору имущества. Там решение вопроса о назначении исполнителя завещания отдается на усмотрение наследодателя.

Автор статьи: А.А. КИРИЛЛОВЫХ

27.04.2012

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]